Пиратская Бухта возникла в 2003 году. Сегодня это - крупнейший в мире торрент-трекер. Но дело не в размере и длительности существования - такие достоинства есть и у Великой Китайской стены. Дело в том, что Пиратская Бухта изменила мир.

Это судят не Пиратскую Бухту (речь шла о громком судебном процессе в Стокгольме над популярным мировым трекером thepiratebay.org - ред.), это судят Интернет. Он не устраивает всемирную индустрию развлечений тем, что слишком широк и поэтому неподконтролен. Он не вмещается в их таблички дебета и кредита, а также в картину миру, сложившуюся за их узенькими лбами.

Это судят передовую технологию, за которой индустрия развлечений не поспевает. Торрент- трекер делает возможным мгновенный всемирный файлообмен, а они все еще находятся в разделенном мире наших бабушек и дедушек, где бутылку с керосином запирали на ключ в сарайчик. Каждый, кто пользуется uTorrent или Azureus, знает, какие роскошные возможности эти программы дают. С их помощью можно брать файлы, можно отдавать файлы (более того, процессы взятия и отдачи взаимосвязаны - нельзя брать, не давая). Но весь этот сложнейший технологический сегмент вреден с точки зрения индустрии развлечений, потому что не приносит ей прибыли. Они хотели бы откатить колесо времени назад, чтобы снова очутиться в счастливых пятидесятых, когда никакой Интернет не мешал им рутинно щелкать арифмометрами, делая деньги на продажах музыки и кино.

Фирма «Далет» предлагает отличные межкомнатные двери массив бука современных дизайнерских решений. На официальном сайте фирмы вы сможете быстро и удобно выбрать из богатейшего ассортимента представленных моделей и заказать межкомнатные двери не выходя из дома или офиса.

Пиратская Бухта ставит их в тупик. Они не знают, как с ней быть. Двадцать пять миллионов человек обмениваются файлами, а индустрия развлечений в ошеломлении глядит на это и растерянно бормочет себе под нос устами обвинителя на суде: «Из-за Пиратской Бухты невозможно организовать легальное распространение контента через торренты за деньги, так как они это делают бесплатно». Ну и что? Если я завтра выйду на улицу и начну бесплатно раздавать купленные мной книги, то следуетли сажать меня в тюрьму за то, что я своими действиями подрываю книготорговлю? Если найдется миллиардер, который откроет бензозаправки с бесплатным бензином, то надо ли отдавать его под суд за то, что он наносит ущерб тем, кто дерет втридорога? На процессе сталкиваются две модели мира: платная и бесплатная. Платная судит бесплатную, отсталая продвинутую. Касса в магазине судит двухъядерный процессор с тремя уровнями кэш-памяти. Господа в лимузинах судят четырех молодых людей, пришедших в суд с ноутбуками и рюкзачками. Кошелек судит воздух (за то, что бесплатен). Бухгалтерская сводка наезжает на Интернет за то, что он не прилавок для торговли.

То, что происходило в Стокгольме, - процесс между капитализмом и футуризмом, между хозяевами земли и общиной Интернета. Хозяевам мало того, что они испохабили Землю, что они превратили ее в помойку на кладбище, что они создали индустрию голода и промышленность уничтожения природы, теперь они лезут в Интернет, чтобы преобразовать его в машинку для заколачивания денег. Они тащат туда старомодный скарб, доставшийся им по наследству от Адама Смита: норму прибыли, процент выручки, вал, нал. Торговые варвары впираются в тонкий мир цифровых коммуникаций с дубинкой копирайта и надеются с ее помощью загнать непослушных в торговые гетто.

У них ничего не выйдет. Интернет - это колобок, который ушел от бабушки капитализма и дедушки тоталитаризма. Интернет - это не капитализм и не коммунизм, не американская выборная демократия и не российская вертикаль власти, это нечто совсем другое. Это среда, самую суть которой составляют свободная коммуникация и беспошлинный обмен. Пусть бедная индустрия развлечений пытается построить таможни в небе и разливать в бутылки с наклейками океан, Интернет переживет и этот процесс, и индустрию развлечений, и даже государство, которое в один прекрасный день, движимое стремлением к прогрессу, уйдет в виртуальный мир и исчезнете нем.

Для того чтобы быть обозревателем на этом судебном процессе, не обязательно находиться в Стокгольме. Это первый в истории суд, который транслируется в Сеть силами десятков добровольцев. Петер Сунде, сидя на скамье подсудимых, ведет свой блог в Твиттере. Тут же, в Твиттере, множество людей заняты переводом в Интернете, каждая реплика на процессе переводится в реальном времени на пятнадцать языков. Вообще-то, судебный процесс - не самое веселое дело. Следить за всем этим требуеттерпения. Иногда кто-то из комментаторов роняет: «Скукота-а-а-а-а! Но прокурор реально клоун!»

rubzn транслирует все,происходящее в суде, на русском. Кто он такой, я не знаю, знаю только, что его сайт состоит из одной страницы, украшенной злобным выкриком: «Смотри в монитор весь день, потом иди домой и смотри в монитор всю ночь!» Вот кусочек из стенограммы допроса Готтфрида Свартхольма в переводе rubzn: «Ха-ха... Веселье продолжается. Прокурор: «Почему вы продолжали этим заниматься?» Св: «А почему бы и нет». Минутой позднее Сварт-хольм говорит, что ему жалко деревья - сколько их пришлось убить для того, чтобы изготовить такое количество бумаги для судейских!

Мне тоже жаль деревья. Поэтому я пишу эти репортажи в GoogleDocs, как можно дальше от топоров, лесопилок и даже каталогов на собственном жестком диске. Девушка София в Сан-Франциско слушает прямой репортаж шведского радио из зала суда и выдает каждую реплику в своем блоге все в том же Твиттере. Слова, произнесенные в зале суда в Стокгольме, в ту же секунду становятся известны всем желающим узнать их от Аляски до Южной Африки . Действующих лиц процесса Соня обозначает буквами: П - прокурор, ПС - Петер Сунде, U - Universal и так далее. Она выражает надежду, что шведский суд окажется непохожим на американский. В последний день процесса, говорит девушка, приговора не прозвучит. Она в это верит. Я тоже на это надеюсь, Соня! Я вижу этот процесс в маленьком окошке, открытом на сайте bambuser.com. Анонимный оператор снимает происходящее в коридорах шведского суда мобильным телефоном. Живая трансляция идет весь день. Я вижу, как судейские в черных мантиях с важностью на лицах ходят по коридорам с толстыми папками под мышкой. Папки набиты бумагами. Коридоры, мантии, папки, скамейки, кадки с деревьями - присутствие как присутствие.

Но по соседству с мгновенными цифровыми коммуникациями, с прямой трансляцией в Сеть, с микроблогами, с live-камерами, с протоколами Р2Р и IPv6 все это производит впечатление унылой, убогой, дикой осталости. Чтобы судить технологию, нужно быть на ее уровне. Но обвинитель Хакан Рос-берг не смог объяснить суду, как устроены распределенные хэш-таблицы, которые позволяют пользователям обмениваться файлами без участия Пиратской Бухты. Да и с компьютером г-н Росберг, видимо, не в ладах: он мучительно щелкал мышкой, пытаясь запустить PowerPoint, но так и не справился. В это же время Рик Фалквингс из Пиратской партии Швеции, сидя в зале с ноутбуком на коленях, размеренно и непрестанно берет тор-ренты с Пиратской Бухты и закачивает файлы на свой компьютер прямо на глазах судьи, прокурора, представителей Warner Brothers и Universal. Один, другой, третий. Делал! Делаю! И буду делать! Вот что это значит.

Технологии преображают мир. Технология - это волшебная палочка, прикосновение которой изменяет нашу старую, закостеневшую в глупом грехе корысти Землю. С помощью передовых технологий Пиратская Бухта организовала самый потрясающий, самый удивительный культурный проект наших дней. Технология торрент-трекера освободила информацию из клетки бизнеса и сделала ее доступной для каждого, как доступен воздух. Никогда человечество еще не имело столь свободного и столь быстрого доступа к любым видам информации. Никогда еще свобода не была столь огромна, а новый, продвинутый, бесплатный мир столь реален и близок.

Дискета ушла. Она присоединилась к экспонатам музея отмерших вещей. В этом музее - чернильная ручка с тонким стальным пером, пишущая машинка с грохочущей кареткой, катушечный магнитофон размером с сундук, круглые коробочки с диафильмами, матричный принтер, когда-то оглашавший конторы стуком дятла, операционная система DOS 6.22 с черным экраном, белыми буковками и грозными командами debug и defrag и еще множество других штук и штучек, вдруг ставших ненужными человечеству. Сожаления по поводу преждевременного ухода дискеты неуместны. У нее была долгая достойная жизнь. Впервые дискеты поступили в продажу в Америке в 1981 году. В том году существовал Советский Союз, был жив Брежнев, в московском «Спартаке» не играл ни один иностранец, йогуртов в Москве было днем с огнем не сыскать, и даже у Билла Гейтса еще не было его миллиардов. Лет десять после этого дискета оставалась модной и полезной вещью, которую так хорошо жестом волшебника вынуть из нагрудного кармана рубашки и сказать: «Смотрите, что я вам принес!» Имелось в виду: на этом квадратике пластика у меня сохранены триста страниц текста, или двадцать пять картин в стиле Дали, или бухгалтерский отчет о работе завода, или разведданные об авиации вероятного противника.

Дискета и ее потомки из мира высоких технологий дают другой масштаб. Литературный Геракл, только что с гордостью озиравший тома своих произведений, занимавшие пять полок в шкафу, вдруг узнает, что все, написанное им, легко умещается на одну трехдюймовую дискету. Газетные подшивки на библиотечных стеллажах всегда занимали папки и метры, а теперь весь этот блеск ума и кипение страстей без проблем входят на компакт-диск, стоящий 10 рублей. Однако и компакт-диски чересчур громоздки; карточки памяти ММС и SD имеют размер в половину спичечного коробка и вмещают в себя все, что может сообщить миру любой научно-исследовательский институт. Во флэш-память моих наручных часов можно спокойно запаковать всю историю Нового времени. И еще останется место для тетриса.

По сравнению с современными носителями информации бедная дискета выглядит огромной и неуклюжей, как чемодан. Но ведь и современные носители информации вскоре тоже покажутся неловкими произведениями грубого века. Информация отрывается от телесного, видимого носителя и уходит в воздух. Уже сейчас тысячи точек доступа wi-fi компании Golden Telecom превращают воздух Москвы в сплошную информационную ауру. Уже сейчас существуют технологии, позволяющие управлять роботом посредством мысли. Кажется, еще немного, еще десяток лет, еще одно усилие ученых в бостонском MTI и разработчиков микросхем на Тайване - и всем родившимся младенцам будут вставлять в лоб USB-разъем для подключения внешней периферии и дополнительной памяти.

Дискета была первой ласточкой процесса, который можно назвать Большой Упаковкой. Процесс идет полным ходом и все набирает темп. Знание уменьшается в своих физических размерах, становится все более легким, все более компактным, все более удобным для переноски. Оно лишается веса, протяженности, оно больше не шуршит страницами и не пылится на полках. Мы наслаждаемся карточками памяти, перенося на них фотографии, сделанные в Египте или Турции, мы втыкаем флэшку в USB-разъем автомобильной магнитолы и тут же получаем доступ к тридцати часам любимой музыки, которые скрасят нам скуку пробки. Мы играем и забавляемся нашими игрушками, но по свойственному человечеству легкомыслию не спрашиваем себя: «А в чем же суть процесса? Отчего Большая Упаковка идет во все ускоряющемся темпе?» Ответы могут быть разными, вот один вариант.

Вещи пакуют перед переездом. Может быть, Большая Упаковка запущена Всевышним для того, чтобы к моменту трансформации, превращения, отбытия или катастрофы (каждый может выбрать слово на свой вкус) человечество не носилось по планете, собирая листки с нотами Моцарта, картины Рембрандта и разбросанные по библиотекам томики Толстого и Гете? Зачем суетиться, зачем бегать по подвалам и рушащимся лестницам, зачем в спешке связывать книги бечевкой и грузить тюки на грузовики или космические корабли? Надел на руку часы с флэш-памятью и с легкой душой отправился на Страшный суд.

Кучка шведских мальчишек судится со всей мощью мировой индустрии развлечений. Их игра в Пиратскую Бухту оказалась непереносимой для воротил и магнатов. Они запустили свои серверы, и миропорядок, построенный на обязательности купли и продажи, вдруг зашатался. А так ли уж обязателен этот миропорядок? Говорят: если зрители и слушатели не будут платить за просмотр и прослушивание, артисты обеднеют. Что за странная логика? Мы видим перед собой мир, в котором голодает миллиард людей, мы видим набухшую жиром, откормленную индустрию развлечении, мы видим ее топ-менеджеров, летающих на собственных самолетах, мы видим поп-звезд, чьи годовые доходы превосходят бюджет небольшой страны, и мы должны пуще всего на свете заботиться о процветании королей киноиндустрии и князей звукозаписи?

Представитель IFPI Питер Да-новски прекрасно понимает, что речь на суде идет не об ущербе, причиненном отдельным компаниям, а о самом существовании шоу-бизнеса в его нынешней форме. Дановски не даром задал вопрос: «Проводили ли вы выступление по теме «Как разоружить миллиардную индустрию»?» И Петер Сунде не даром ясно ответил: «Да. Пиратская Бухта ценна не только тем, что дает возможность скачивать файлы. Она ценна тем, что предлагает новую модель устройства мира. Конечно, тут возникает больше вопросов, чем есть ответов, но так и должно быть, когда рождается что-то новое. Вопросы такие: должен ли мир быть устроен так, как это удобно бизнесу, или он должен быть устроен так, как это удобно людям? Должны ли культурные ценности быть средством для безграничного обогащения или они могут предоставляться людям бесплатно как необходимый витамин для их развития?

Того, кто покупает программы за деньги - все равно, легальные или пиратские, мне хочется взять за руку, подвести к моему ноутбуку и сунуть головой в дисплей: «Смотри, дядя! Любуйся, тетя! Наслаждайся этой роскошью, этой красотой, этим чудесным миром бесплатного программного обеспечения!» Купив летом новый ноутбук с предустановленной операционной системой,я из принципа

не стал активировать офисный пакет от Microsoft и ставить всевозможный софт с пиратских дисков. К черту все это. Не то чтобы я боюсь использовать крэки или презираю пиратов - да нет, мне просто надоела эта бесконечная игра с кей-генераторами и обрыдло слушать нытье тех, кто считает деньги единственным способом войти в софтверный рай. Да ничего подобного. Вы отстали от жизни, господа. Мир уже изменился, а вы все еще ходите в шкурах и с дубиной в руках, дорогие питекантропы капитализма.

Офисный пакет от Microsoft, за установку пиратских копий которого в школах недавно в Домодедовском суде получили условные сроки бизнесмены Романов и Тимощенко, после выхода третьей версии OpenOffice вообще не нужен. OpenOffice - это не серая мышка для бедных, не эрзац-заменитель и не компромиссное решение для экономии средств, а мощный, роскошный, полноценный пакет программ, который ничем не уступает коронному номеру Билла Гейтса, но превосходит его в одном: он бесплатен. БЕСПЛАТЕН. Я специально пишу это слово большими буквами, чтобы оно дошло до тех, кто упорно лезет в кошелек и все сдает и сдает деньги в кассу. Капитулянты! Хватит платить! Оглянитесь вокруг, прокатитесь на быстром Firefoxe по Сети - и вы увидите, как на ваших глазах расцветает прекрасный мир сёЪбодного программного обеспечения.

Свободное программное обеспечение сегодня уже набрало такую силу, что не является подпольем. Это прежде партизаны софта с пингвином по имени Линукс на знамени вели упорные оборонительные бои против превосходящих сил фельдмаршала Гейтса и генералиссимуса Джобса. Теперь же сам факт покупки программы стал анахронизмом и нелепостью. У каждой платной программы есть бесплатный аналог, и он ничем не хуже платного. И если люди в таких условиях продолжают покупать софт, то это означает только одно: от них скрывают информацию и тем затрудняют им выбор. Они жертвы рекламы и пропаганды. Впрочем, реклама и есть пропаганда.

То же самое касается государственных структур, слившихся в нежном объятии с Microsoft. На покупку офисного пакета от Microsoft тратятся сотни тысяч и миллионы рублей - зачем? Зачем запихивать в компьютеры секретарш и столоначальников Word и Exel, когда вот он, бесплатный Writer и бесплатный Calc? И зачем все эти масштабные закупки легального софта для школ? Для того чтобы учить детей пользоваться компьютером, их надо учить умению выбирать для каждой задачи соответствующий бесплатный софт. Но взрослые все пичкают и пичкают детишек программами от Microsoft, и тогда возникает вопрос цели и смысла. Что, цель нашей школы - воспитание нового поколения потребителей для американской корпорации? Создание поколения зомби, которые послушно понесут деньги в кассу, причем касса к тому же еще и не наша...

Процесс над двумя бизнесменами, закончившийся не так давно в Домодедовском суде, со стороны смотрелся как комедия абсурда, в которой виноватые есть, а правых нет. Бедные органы образования, всеми правдами и неправдами покупающие Microsoft Office, у вас что, больше не на что потратить деньги? Возьмите OpenOffice бесплатно, а освободившиеся деньги потратьте на ремонт крыш, на помощь бедным семьям, на организацию детских футбольных команд, на культурные проекты и еще на множество полезных вещей. Но они этого не делают: им нет сигнала сверху. Что же должно произойти, чтобы морок Microsoft рассеялся и Россия стала страной здравого смысла и свободного программного обеспечения? Нужен ли закон, запрещающий чиновникам тратить деньги на программы в том случае, если существуют их бесплатные аналоги? Или президент России должен предстать перед народом в своем видеоблоге за компьютером, на котором во весь дисплей распахнуто окно OpenOffice?

По Европе едет красный автобус с черным пиратским бригом на борту. У брига распущенные флаги и поднятые паруса с черепом и скрещенными костями. Странники Интернета, встречая этот автобус на аутобанах Европы, улыбаются: им эта эмблема отлично знакома. Она висит на главной странице знаменитого сайта The Pirate Bay. Красный автобус уже миновал Швецию, Данию и Германию и приближается к Италии. Компания из 17 человек, которая катит по Европе, устраивает в клубах вечеринки под девизом «неоновая любовь, пиратское кино». Фильм под названием «Сопри этот фильм!» вызывает смех в зале. Это самодельная лента рассказывает об атаке полиции на офис, где расположены серверы Пиратской Бухты. Полиция наломала дров: она насильно сделала юристу анализ на ДНК и вывезла 18 компьютеров, надеясь вывести сайт из строя. Но Пиратская Бухта через три дня снова появилась в Сети и продолжила свою принципиальную войну против копирайта. И даже нарастила силы: наплыв посетителей удвоился, и сейчас сервис обслуживают уже 25 серверов.

Пиратская Бухта не хранит сокровищ. Подвалов с файлами и закромов с дисками здесь нет. Пиратская Бухта - это огромный всечеловеческий узел связи, опутывающий ниточками контактов всю Землю. Вы получаете тут адрес компьютера, на котором кто-то выложил нужный вам фильм, или музыку, или программу, и скачиваете это. Вы и сами можете выложить для всеобщего пользования все, что захотите. Эта технология называется р2р - point to point, от точки к точке, от компьютера к компьютеру, от человека к человека. Центра власти тут нет, президент не требуется, полиция не нужна, о чиновниках никто не слышал. Люди справляются сами.

Пиратская Бухта потому и вызывает такую ненависть корпораций, внимание прокуроров и поддержку сетевого народа, что на ее виртуальных просторах вызревает новое устройство жизни. Законы, действующие на нашей древней Земле со времен фараона Хамму-рапи, здесь, в новом мире, отсутствуют. Все для всех бесплатно. Все принадлежит всем. Информация свободна, а человек человеку брат. В обмен файлами вовлечены десять миллионов компьютеров, сервис предоставляется на 31 языке. Кто это там трындит о том, что Россия - самая пиратская страна на свете? В благопристойной Швеции,стране с населением 9 миллионов человек, в 2007 году 600 тысяч воспользовались сервисом, незаконным в глазах государства и корпораций.

Трое молодых шведов, несколько лет назад основавших Пиратскую Бухту, не стали влезать в сложные политико-юридические дискуссии, а просто объявили, что копирайт отменен. Он не нужен, потому что вреден. В авторском праве они видят удавку, которая наброшена на шею человечества крупными корпорациями, паразитирующими на творцах искусства и создателях программ. Корпорации хотят иметь доллар с каждого байта, который попадает на компьютер пользователя. Бросил монетку - получи песенку. Бросил две - получи программку. Бросил три»- смотри фильм, но и думать не смей о том, чтобы дать посмотреть его другу: это преступление! Пиратская Бухта проделывает огромную брешь в кирпичной стене с колючей проволокой поверху: здесь в ежедневном свободном обмене находятся миллионы файлов. Здесь есть все,от ОС Windows до последнего альбома Эми Вайнхауз, от фильмов Копполы до фильмов Чаплина. За пять лет, что существует Пиратская Бухта, юридические службы корпораций сделали множество попыток залатать стену. Письма и требования, полученные от Warner Brothers, Apple и других компаний, на Пиратской Бухте выкладываются на всеобщее обозрение. Вообще-то, это вполне серьезные деловые документы, но в условиях, когда на мачте веет Веселый Роджер, они кажутся смешной чепухой. Однако ответы трех молодых шведов еще смешнее - так и видишь этих сетевых казаков, пишущих султану в Америку. Султан, ты говоришь нам, что мы выложили в Сеть еще не изданный тобой фильм!Так издай же его скорее!

Все это является ответом тем, кто утверждает, что шестидесятые с их идеализмом, энтузиазмом и верой в свободу сгинули без следа. Как же, сгинули! Вот они, едут по Европе, распевая песенку: over and over, again and again, it's not right, but it's ok.

Речь, конечно, идет не об Интернете, автобусе и даже не о личной судьбе трех шведских пиратов, перманентно находящихся под судом. Гуманной шведской тюрьмы они не боятся: «Хорошо, мы отсидим два года, но потом выйдем и продолжим делать то, что делаем. У нас будет для этого еще много, много лет». Речь на самом деле о том, что технический прогресс и юридические нормы вступили в противоречие, а старые способы извлечения прибыли не соответствуют новым формам жизни. Можно водить осужденных по улицам с табличкой «Он воровал файлы!» на груди, но протокол р2р от этого не исчезнет. Можно аршинными буквами писать на каждом углу, что копировать фильмы запрещено, но тогда в придачу к этому надо посылать по квартирам новых опричников, чтобы они вырывали из компьютеров пишущие CD-ROM'bi. Можно придушить Интернет, потому что он не подконтролен корпорациям, и ввести регистрацию всех компьютеров во всемирном КГБ. Много чего можно.

Но на самом деле ничего этого уже нельзя. Генералы готовятся к прошедшей войне, политики выдвигают лозунги вчерашнего дня, а люди каждое утро выходят из дома и оказываются в новом мире, где свобода необратима, а фантастика начинается на ближайшем углу улицы.

Каждый раз, когда я включаю мой редакционный компьютер, в него тут же вываливаются два десятка писем самого нелепого содержания. Меня приглашают открыть офшор на выгодных условиях, сообщают, что номера в гостиницах отныне доступны с почасовой оплатой, а база данных по малому бизнесу подешевела настолько, что не купить ее просто нельзя. И в придачу некто постоянно терроризирует меня рейтингом слухов.

Все это не имеет ко мне никакого отношения, но поделать я ничего не могу. Защищаться от спа-ма хлопотно. Я не хочу вести жизнь сетевого нелегала и законспирированного разведчика, то есть постоянно менять адреса и отслеживать слежку. Поэтому я вынужден тратить время моей жизни на чепуху. Моя сетевая свобода ограничена, но ограничение пришло не оттуда, откуда его ожидали. СОРМ не страшен, страшен спам.

Включил компьютер - получи ведро мусора на голову. Таков теперь закон пользования Интернетом. Спам с технической точки зрения не таит в себе никаких загадок. Устроить рассылку сообщений в сто тысяч адресов может и ребенок. Для этого хватит программки, которая, получив от вас доменное расширение, на основе частотного анализа самых популярных слов прибавит к нему адреса пользователей. Можно действовать и по-другому: запустить сетевого робота, который выудит из Сети все, что содержит в себе значок @, - и вот вы владелец гигантского собрания адресов, владельцы которых еще не подозревают, что завтра вы обрадуете их предложением молотков из пластмассы или шампуня на основе бензина.

Захламление Интернета достигло потрясающих размеров. По некоторым данным, 60%4 всей переписки в Рунете - спам. Тенденция проста: чем больше Интернета, тем больше спама. Сегодня в мире Сетью пользуются 500 миллионов человек, они вынуждены бродить по щиколотку в сетевом мусоре. Когда количество пользователей Сети дойдет до миллиарда, каждый будет получать ежедневно сотни рекламных и агитационных писем. Эта картина достойна сошедшего с ума Босха: море мусора, и по нему, увязая по пояс и по плечи, бредут к горизонту жители будущего.

Весь современный мир, включая виртуальное пространство, превратился в одну огромную сцену, открытую для всеобщего обозрения. Публичность - это всепроникающая зараза, от которой никуда не деться. Энди Уорхол предрекал будущее, в котором каждый будет иметь право на пятнадцать минут славы, и вот это будущее превратилось в настоящее время идиотов, которые беспрерывно интервьюируют других идиотов. Человека мегаполиса фотографируют, интервьюируют, кормят химическим йогуртом, снабжают новым бестселлером и предоставляют полную свободу выбора: хочешь - «Фактор страха», хочешь «Фабрика звезд».

Спрятаться негде, вас достанут даже в Интернете, который еще несколько лет назад казался бестелесным раем земным, убежищем посвященных. Сто шестьдесят лет назад Лермонтов бежал на Кавказ от всевидящего ока и всеслыша-щих ушей спецслужбы. Сегодняшний Лермонтов тоже бежал бы, но от всевидящего ока и длинных рук отделов по маркетингу. Да, но куда ему бежать, этому романтическому бедолаге? Вот он вышел из метро - и в руки ему тут же всунули приглашение посетить магазин дамского белья. Вот он летит в самолете - и ему вручают самую необходимую вещь на высоте десяти тысяч метров - рекламный журнал, наполненный призывами нарастить ногти и купить коттедж на Рублевке. Вот он в порыве отчаяния взобрался на Эверест и нашел там рекламу кока-колы. Права на одиночество больше нет ни у кого. Стоит человеку выйти на улицу, как он тут же попадает в объективы следящих камер, которыми увешаны все крупные современные города. Стоит включить мобильный телефон, как некто безликий присылает вам в него суперпредложение: секс по телефону всего за 0,24 цента в минуту. Стоит выйти в Интернет - и вас тут же засекают и учитывают фирмы и люди, которые мечтают о том, чтобы вы потребили их услуги или разделили их взгляды. Оруэлл писал о телескрине - устройстве, позволяющем контролировать человека 24 часа в сутки. Такой телескрин уже создан, только он не одно устройство, а сумма устройств: видеокамера плюс мобильный телефон плюс телевизор плюс компьютер.

«Мы пишем историю... Мы создаем будущее», - сказала Бухта в обращении к своим сторонникам, которые за дни процесса завалили четверых подсудимых миллионами писем, смайликов, песен, картинок, статей, переводов, комментариев, юридических советов и торрентов. Это так и есть. Двадцать пять миллионов человек, живущих в Пиратской Бухте, создали крупнейшую в мировой истории общину, которая не признает денег и отвергает бизнес на информации. Двадцать пять миллионов человек, используя Интернет, создали отлично действующий механизм обмена культурными ценностями. Все это они сделали, обходясь без властей и вождей и не привлекая огромных инвестиций. Так что же вы судите их? Лучше начните диалог, лучше обсудите, как можно использовать эти справедливые начала в жизни человечества. Чем не тема для встречи Медведева и Обамы? А пока что Cliff из Бельгии написал в Бухту, что обнаружил в своей коллекции диски, изданные компаниями-обвинителями. «В ближайшие дни я свяжусь с представительствами компаний и верну им их продукцию, которую покупал на свои деньги, но теперь я хочу, чтобы они знали, что я никогда ничего не буду покупать у них!» И это правильно. К чему все эти харкающие химией заводы, вся эта штамповка, все эти контейнеры, когда многие вещи можно просто и чисто скачать из Сети? «Сохраняйте дождливый лес и всех маленьких котят! Загружайте музыку, вместо того чтобы покупать диски, которые таскают поезда вокруг всего земного шара. Копиями!» - поддержала Пиратская Бухта.